Гавайская семья. Punalua: отношения с "бывшими" возлюбленными

Оаху – остров контрастов. Минуту назад – тишина и бриз, и вдруг – грохот и дребезжание стекол. Военные самолеты с американской военной базы, что тут неподалеку, начали свои тренировки. На этот раз – в 7 утра. Но могли и ночью. Надо ж тренироваться по ночам-то воевать, я понимаю.
Ну, раз спать нельзя, пойду писать дальше про Гавайи. Про те Гавайи, которые уже не так очевидны под напором европейской цивилизации, но все равно живы. Просто надо искать. Знать, куда смотреть. Спрашивать.

Многие уклады и устои тут изменились с приходом миссионеров, а потом и Америки, на эти острова. Следы прежнего порядка – да, есть, - и в языке, и в отношениях людей. К сожалению, не в чистом уже виде. Но все же, так как случилась колонизация островов не 1000 лет назад, а относительно недавно, информация о прежних порядках и нравах – вполне достоверна.
Свои истории семей рассказывают пожилые люди.
Есть и хранители традиций, с любовью оберегающие и передающие гавайские ценности.
Ну и антропологи - собирают доказательства, систематизируют факты, пишут книги. В музее Бишопа я накупила увесистую пачку научно-популярных книг, но лучшую все же дала мне - Анти Нани, приемная тетушка Насти. Спасибо ей! Книга на английском – о семейных системах полинезийцев. Читаю, как роман. Про любовь. И про людей нормальных. Потрясающе.
Сейчас расскажу вам об одном гавайском слове. Оно того стоит.


Значение этого слова стало меняться под влиянием современной культуры. Но известно, что оно означало раньше. На русском или английском языках аналога такому слову нет вообще, так как нет в укладе эквивалента социальных и персональных отношений между людьми. Итак, встречайте:

Punalua в древности

Этот термин означает родственные (да-да, родственные) отношения между бывшим возлюбленным (возлюбленной) какого-то человека и нынешним (нынешней).
Скажем, кто-то имел любовные отношения, затем они закончились. А потом человек женился снова. Его первая возлюбленная и нынешняя жена становятся punalua.
Причем к мужчинам это относится точно так же. Тут - полное равенство.

В традиционном сообществе считалось позорным ссориться со своими punalua. Или завидовать. 
Punalua помогали друг другу в хозяйстве, обменивались подарками, ухаживали в болезнях.
Как я понимаю, в первую очередь это правило имело своей целью защитить детей, родившихся в таких отнощениях.

До прихода миссионеров и христианства на эти острова в гавайском языке не было слова, обозначающего внебрачного ребенка. Теперь – есть. Po’o-‘ole (безголовый). Но раньше такого не было, это подтверждают все антропологические исследования. Вот даже и слова такого не было.
Прежде ребенок просто становился punalua, и позорным считалось не его рождение (как в христианских странах), а недостаток внимания и заботы о нем. 
Любой ребенок сразу получал родственную заботу от трех, или даже четырех семей, так как семья новой жены (нового мужа) также принимала его на равных со своими детьми и немедленно начинала заботиться. Никакого неравенства или позорного клейма. 

В книге я прочла пример, как антрополог встретился с семьей, где есть punalua. 
Мужчина расстался с женщиной, у которой от него был ребенок, женился на другой, снова родились дети. Но вторая жена очень заботлива к детям первой (которая также замужем уже второй раз). А первая – к детям второй. Более того, мать первой жены приехала в гости ко второй, и антрополог свидетельствует, что она называла детей только «дети вас двоих» (это если дословно), не позволяя себе даже в языке какого-любо разделения.
К мужчинам это относилось абсолютно в той же степени.

Повторюсь, что считались неприличными, позорными - ревность и зависть к своей или к своему punalua. Обществом это не поддерживалось. Не возводилось в норму. Люди ориентировались на принципиально другой образец поведения.

Мужчины и женщины могли быть punalua, даже если с первым партнером была только платоническая связь. Например, в ранней юности была влюбленность, но женились на других. Но «бывшие» и «нынешние» теперь – родня. Не чужие люди, punalua.


Punalua сегодня

Теперь, с приходом европейской цивилизации сюда, уже и гаваец может сказать: «Он ведет себя со мной как punalua», имея ввиду – завидует, или соперничает. Но – с акцентом на близость. Например, дети, братья и сестры, могут ревновать друг к другу, как punalua.

Но старики говорят, что это – нынешние нравы. В былые времена такое считалось неприличным.
Традиция обращалась к осознанной части человеческой души. И учила терпимости и приятию, уважению к чувствам других. Любви.
И тому, какой должна быть семья, чтобы каждый был защищен и мог в полную силу чувствовать и любить.
Никакого осуждения! Как и в хо'опонопоно. Уважение и поддержка. И забота о детях.

Да, браки не всегда были на всю жизнь. Но и одиночества не было. И, в случае неудачного брака, не было такой ненависти к постылым супругам, с которыми "приговорены" жить "ради детей" или "чтоб не осудили люди". Как будто дети этого всего не чувствуют. И обмана, и ненависти или депрессии. 
А о детях заботились сообща. И о своих "бывших". Они же никогда не будут уже безразличными нам, чужими. Мы переживаем о них, хотим им счастья, волнуемся об их неудачах и невзгодах. Почему это нужно прятать?
Разве это честно?



Кстати, антрополог высказал предположение, что прежде отношения punalua подразумевали "треугольник", то есть если бы люди реально жили втроем, имели двух мужей или двух жен. Ученый искал подтверждение тому в свидетельствах стариков и делал много интервью. Но не нашёл. Ни одного живого свидетельства.
А вот рассказов о бережной заботе о своих "бывших" и общих детях - записал немало. На целую главу в книге хватило.

Гавайцы здороваются словом Алоха, – буквально оно переводится как «любовь». Любовь, живые чувства людей, – в центре традиции этой культуры и под её защитой (всё ещё, хотя, конечно, многое уже уходит). 
Алоха, дорогие гавайцы! Люблю вас!


автор статьи Олеся Бондарева,




Комментариев нет:

Отправка комментария