Перл-Харбор: там, где жили жемчужные раковины. Как богиня акул победила ВМФ США


Когда-то К.Маркс и Ф.Энгельс назвали Гавайские острова «важнейшей станцией Тихого океана». Вот этот-то ключевой пункт на полпути от одного материка до другого и мечтали прочно и навсегда прибрать к рукам американские генералы.
По договору с королем Калакауа США получили гарантию, что гавайское королевство не предоставит ни одного порта, ни одной части своей территории другой стране. 
Пёрл-Харбор (букв. Залив жемчуга) в этом договоре еще не упоминался...
В соглашении 1887 года уже конкретно говорилось об этой удобнейшей естественной бухте на юге Оаху. Как ни странно, до самого присоединения Гавайев к США американцы никак не использовали Пёрл-Харбор, в том числе и в стратегических целях. Активное освоение этого «Гибралтара Южных морей» началось лишь в нашем веке. И, наконец, в 1941 году Пёрл-Харбор приковал к себе внимание всего мира.

Но для начала посмотрим, где же находится этот Перл-Харбор.

Карта острова Оаху
Он - на острове Оаху, совсем недалеко от столицы Гавайев Гонолулу, и это - бухта.
Очень красивая бухта даже сегодня, со всеми затонувшими кораблями, остатками сооружений ВМФ и мегаполисом Гонолулу.

Бухта пёрл-Харбор. Вход из океана (устье) в нее находится справа на заднем плане, застройки левее - Гонолулу
 Рассказывает известный археолог и путешественник Милослав Стингл:
 
"Сегодня раз в неделю ВМФ США устраивает прогулочные поездки из Гонолулу, и желающие осмотреть Жемчужную гавань со стороны океана должны в определенное время явиться на пристань Халава. Также, от причала у бульвара Ала Моана, в восточной части Гонолулу, ходят экскурсионные городские суда.  Я неоднократно пользовался этой возможностью, отправляясь в Пёрл-Харбор на катамаране «Але Але Каи» или на судне с названием «Эдвенчер» («Приключение»). 
Во время экскурсий я узнал об истории этих мест много нового, в том числе то, о чем умалчивали историки в своих трудах о тихоокеанской войне, не считая этот материал достойным какого-то внимания.

ВМС США против гавайской богини акул 

Сами гавайцы называли это место «Ваи Моми» (буквально «Жемчужные воды»). В давние времена в этой бухте водилось множество жемчужниц. Не только они облюбовали этот уголок: когда-то в Жемчужной гавани обитали гавайские боги, например Каапаау – полинезийская богиня акул. В этих водах жил и ее столь же могущественный брат.

После аннексии архипелага генералы решили, что отныне на Гавайях им принадлежит абсолютно все, даже обители богов. Не внимая бурным протестам местных жителей, они приступили к строительству в Пёрл-Харборе первого военного сооружения – огромного сухого дока (такого не было тогда даже в Америке!).

Строительство военной базы в бухте Пёрл-Харбор, фото музея там же

 Предупреждение гавайского рыбака и провал 1ой попытки строительства


Один из местных жителей, рыбак Капуна Канакеаве, промышлявший в водах залива сбором нежных белых жемчужниц, всеми силами защищал приют богини акул, пытаясь прогнать из Пёрл-Харбора строителей сухого дока – рабочих и инженеров. Сначала уговорами, а потом и силой. Он все время повторял:
– Вы, белые, понятия не имеете, на что способны гавайские боги. Разве вы не знаете, что на это место наложено табу, что гавань священная?

Однако строители не вняли словам рыбака Канакеаве, и старик пытался сам задобрить богиню акул жертвоприношениями. Это было странное зрелище: вместо того чтобы выносить улов на берег, Капуна Канакеаве нырял посредине Жемчужной гавани, где, по его словам, жила богиня, и оставлял ей свою добычу, привезенную из других мест. Несмотря на все старания Канакеаве, богиня и не думала сменить гнев на милость. Почти каждый день здесь случалась беда: кто-нибудь попадал в аварию или тонул.

Прошло два года, и терпению Каапаау пришел конец: словно подтверждая слова рыбака, она продемонстрировала, на что способны полинезийские боги. Залив начал кипеть, выбрасывая высоко вверх гейзеры. Дерево не выдерживало, бетонные стены рушились, как спичечные коробки. Всего пять минут – и вся конструкция первого в Пёрл-Харборе дока рухнула в океанские воды. Американские инженеры объясняли эту первую трагедию в Пёрл-Харборе «неожиданным извержением подземных источников». Но гавайцы-то знали, в чем дело. 

Случилось то, что неминуемо должно было произойти; разъяренная богиня акул увлекла на дно все сооружение вместе с его создателями. Лишь разрушив все полностью, свирепая Каапаау успокоилась.

Однако люди – инженеры и солдаты – вновь посягнули на ее владения. На этот раз до того, как приступить к строительству, с огороженного участка выкачали воду, обнажив дно Пёрл-Харбора. 
Удивительно, но на том месте, где, по преданию, обитала богиня акул, был найден прекрасно сохранившийся скелет «суперакулы» колоссального, до сих пор невиданного в гавайских водах размера! Это не сказка и не вымысел рассказчика, наделенного богатой фантазией. 
Естественно, я задал себе вопрос: может, это и была та самая легендарная Каапаау, гавайская богиня акул? 
Я не знаю, так это или нет, зато твердо уверен, что гавайцы и вся Полинезия живут в мире удивительных, чарующих легенд и преданий, в мире, где часто возможно то, чего, по нашим понятиям, быть не может.

Что бывает с теми, кто нарушает табу

Акт 1. Планы японских «Черных драконов» 

Подняв со дна «Ваи Моми» – обители злой богини Каапаау – огромный скелет акулы, американские генералы вместе с инженерами вновь принялись за возведение военных объектов в Пёрл-Харборе. Теперь-то им уже ничто не мешало.


За два десятилетия здесь, к западу от Гонолулу, выросла крупнейшая во всей Океании военно-морская база. В случае военного конфликта в Океании Пёрл-Харбор, несомненно, должен был сыграть решающую роль.



А война и в самом деле уже подступала к этому «раю». Она приближалась, словно буря, чтобы, достигнув цели, разразиться громом и молниями.
По существу, тучи над Тихим океаном сгущались уже давно. 
В самом начале века молнии грядущей войны начали зарождаться в императорской Японии. Обстановку нагнетали генералы и политики, мечтавшие о господстве Страны восходящего солнца над значительной частью мира, особенно над бескрайними просторами Южных морей. Японские милитаристы, стремившиеся захватить другие страны, еще в 1878 году объединились в тайную организацию. 
Основал ее Тояма Мицуру, дав ей символическое название «Черные драконы».



Влияние «Черных драконов», желающих заполучить также полную власть над народом своей собственной страны, росло очень быстро, и именно их активность привела к:

  • Русско-Японской войне начала 20 века,
  • Всем аннексиям 1й мировой войны в Тихом океане, в т.ч. захвату островов Микронезии,
  • в 30-е годы они втянули, трудолюбивый японский народ в империалистическую авантюру в Маньчжурии,
  • а потом принудили тогдашнего премьер-министра страны Инукаи послать японские войска и в другие части Китая.
Инукаи, один из немногих японских политиков, отважился воспротивиться давлению со стороны «Черных драконов» и потому был убит, и на его место пришел член «ЧД»  ультрамилитарист генерал Тодзио.
Впрочем, прерву ненадолго М.Стингла, жителя страны "соц.лагеря" :))).
Нас учили, что Японцы вели агрессивную политику, причем направленную в первую очередь против СССР, а США были мирными и прямо-таки "пушистыми". Однако время идет, военные документы тех лет уже давно многие не секретны, и обе мировые войны начала 20 века предстают перед нами уже совершенно в ином свете - очень рекомендую всем, кому интересно увидеть 2 мировую войну, в т.ч. историю Пёрл-Харбора и "японских милитаристов" в беспристрастных фактах, очень рекомендую фильм "2я мировая. День за днём".
В частности, там ясно говорится, что по итогам 1й мировой войны США так прижали Японию материально, в т.ч. запретом на импорт в страну металлов и горючего (чтобы не строили ничего военного, не развивались, Германию вынудили к подобному соглашению тоже), что накануне Пёрл-Харбора у Японии попросту оставалось горючего на 3 месяца жизни страны вообще! И все ее "милитаристские" желания исходили из ужасного голода и безработицы, в надежде захватить места если не с полезными ископаемыми, то хотя бы с хорошей землей... Это что касается их экспансии в сторону Китая. На Тихом океане они действительно в 30-х вели захват островов Меланезии с военными целями - ну так ведь 2я мировая война уже была на пороге! В в Индонезии, например, были залежи нефти... Их цели понятны даже просто по-человечески...

Японские цели завоевания Тихого океана определялись постулатом, который гласил: кто держит в руках Гавайи и Пёрл-Харбор, тот владеет большей частью Океании. Поэтому война на Тихом океане, которая должна была принести Японии власть над Южными морями, могла начаться только в Пёрл-Харборе – так считал человек, более других размышлявший над этим вопросом. Этим теоретиком, автором «гавайского варианта» начала японско-американской борьбы был адмирал Исороку Ямамото.
Он считал, что США можно победить только путем внезапного нападения на Пёрл-Харбор и полного разгрома американского Тихоокеанского флота, базирующегося на гавайском острове Оаху. Ямамото приказал выстроить на японском острове Сикоку точную копию Пёрл-Харбора, где были размещены огромные модели кораблей Тихоокеанского флота США. На этом «макете» Ямамото до мельчайших подробностей разработал коварный план нападения на Гавайи.
По замыслу Ямамото нападение на Пёрл-Харбор должно было произойти без объявления войны одновременно с активными действиями японских дипломатов в США, убеждавших американцев, что правители Страны восходящего солнца заинтересованы только в примирении и заключении соглашения с их государством. Любопытно, что план нападения на Пёрл-Харбор никем не обсуждался и не принимался. Адмирал слишком хорошо знал, что его идеи созвучны планам большей части офицерской и правящей элиты. Впрочем, так оно и было: когда 29 ноября Хидэки Тодзио собрал в военном министерстве совещание, чтобы окончательно решить, быть в Южных морях войне или миру, все его участники высказались за войну.

 Да, забыла добавить: жители США категорически не желали вступать во 2 мировую войну. А Рузвельт, хотя и клятвенно обещал им "жизнь без войн", вступая на пост президента, уже к концу 30-х видел ясно, что война способна вынести его страну на вершину мира своей прибыльностью во всех отношениях. Так оно и случилось: даже Великобритания, развязавшая ее (закулисно), к концу войны весьма разорилась и потеряла прежний статус сверхдержавы (в чем немалая заслуга гения Рузвельта, снова отсылаю к фильму). А США за каких-то 5 лет подняли свой ВВП в ТРИ РАЗА, держали у себя золотые запасы СССР и Великобритании и из средней такой страны по важности стали мировым гегемоном на долгие годы. Но... не мог же Рузвельт пойти против мирных чаяний своего народа! Вот и пришлось еще потуже затянуть им удавку на шее Японии - в надежде, что она не выдержит и нападет на них первой! О чем сохранилось и уже открыто немало документов. Были даже военные дебаты о том, что было бы лучше "подставить" японцам для нападения. И Пёрл-Харбор для этой цели подходил хорошо - обратите внимание на потери США в этой "ужасной битве" в конце статьи, и вы сами это увидите. Так что США в то время буквально жаждали агрессии Японии в свой адрес, и только гадали о том, какое место это будет...


Исороку Ямамото приступил к осуществлению своего плана. Вблизи Курильской гряды был сосредоточен многочисленный флот, который в нужный момент должен был доставить к берегам Гавайев самолеты для нападения на Пёрл-Харбор. Флот состоял из 6 авианосцев, быстроходных крейсеров, линкоров, 9 эсминцев, 8 танкеров и 3 огромных подводных лодок класса «Е». Кроме того, в военную эскадру новоявленных самураев входило 5 карликовых подводных лодок, которые должны были скрытно выдвинуться на ближние подступы к Гавайским островам, чтобы незаметно проникнуть непосредственно в Жемчужную гавань.

Львиная доля успеха всей операции зависела от японских пилотов. Они должны были с воздуха уничтожить американский военно-морской флот в Тихом океане, ибо в то время он почти целиком находился на своей базе на Гавайских островах.
В нападении участвовало огромное по тем временам число самолетов – почти 500. Среди них было 134 одномоторных двухместных штурмовика «Аити K-99», 104 бомбардировщика, тридцать торпедоносцев «Накадзима-96» с высокой боеспособностью, знаменитые истребители «Мицубиси-00», вошедшие в историю под названием «Зероуз» («Нули»), для своего времени лучшими самолетами в мире.
В истории островов наступал роковой час, трагический для короны Океании час «Черных драконов».

Акт 2. Японские шпионы на Гавайях

Вице-адмирал Нагумо вел авианосцы, крейсеры, эсминцы и подводные лодки своей многочисленной флотилии холодными водами северной части Тихого океана. Знаменитый своей осторожностью, Нагумо опечатал все радиопередатчики. Его корабли не послали в эфир ни единого сигнала, который мог бы подсказать службе перехвата противника, что к берегам «райских островов» приближается японский флот.

При этом японцы нуждались в подробнейшей информации о положении противника. Недаром в истории, закончившейся нападением на Гавайи, важную роль играли разведчики и дешифровальщики кодов противника.

Бесспорно, в этой шпионской игре, жертвой которой стали Гавайи, более активными и хитрыми оказались японцы. Как часто бывает, японское консульство в Гонолулу выполняло не только дипломатическую, но и шпионскую роль. 
Но вышел удивительный казус: 
хотя к началу 2й мировой войны наиболее многочисленную часть Гавайев составляли японцы (!), с их самурайскими традициями верности родине (казалось бы), гавайская атмосфера алоха и хооманавуи («живи легко») изменила даже их ментальность - гавайские японцы отвергли сотрудничество с разведкой своей родины
А позже, когда произошло столкновение фашистских и антифашистских сил, AJA, то есть «американцы японского происхождения», в первую очередь гавайские японцы, стали самыми доблестными солдатами в рядах союзнических войск.

Нескрываемое презрение, которое испытывало большинство японских гавайцев к японцам-шпионам, было столь явным, что токийским милитаристам не оставалось ничего другого, как обратиться за помощью к представителям другой национальности, живущей на Гавайях, – немцам. И японским союзникам предоставили помощь сами нацисты. Они «уступили» им двух отличных шпионов, уже давно обосновавшихся на Гавайях и имевших множество контактов, в том числе и с целым рядом американских офицеров, служивших в Пёрл-Харборе.

Эти немецкие шпионы японского резидента на Гавайях – вот это каша! – представляли собой... милое семейство. Его главой был личный друг Генриха Гиммлера, бывший морской офицер, позже занявший высокую должность в гестапо, Ганс Крамм. Его сын Лютер Крамм стал личным секретарем Геббельса. Дочь Крамма, красавица Роза, была в свое время фавориткой Геббельса, среди его многочисленных любовниц. Почти ежедневно перед виллой Краммов останавливался правительственный лимузин. Роза незаметно впархивала в машину и ехала выполнять свои обязанности по отношению к нацистской партии в постели Геббельса. Она делала это с таким рвением и пылом, что постепенно ее патриотизм совершенно истощил министра. Вызвав генерала Хаусхоффера, он потребовал каким-нибудь образом избавить его от не в меру пылкой патриотки, не умаляя при этом ее заслуг перед нацистской партией. Генерал Хаусхоффер виртуозно исполнил приказ, учтя все тактичные намеки шефа. Награда, полученная заслуженной любовницей и ее семьей, с энтузиазмом уложившей Розу в министерскую постель в интересах нацистской партии, была действительно щедрой: нацистская разведка отправила капитана Крамма с его красавицей дочкой на Гавайи.

Бывший морской офицер, ныне гестаповец, Ганс Крамм должен был демонстрировать здесь профессиональный интерес к полинезийским и восточным языкам! И новоиспеченный немецкий языковед в «научных целях» принялся устанавливать контакты с местным населением. А красавица Роза, несколько переусердствовав с Геббельсом, начала играть роль простушки, заглядывающейся на белую форму морских офицеров. Премиленькая болтушка на очаровательном ломаном английском языке задавала кавалерам отнюдь не детские вопросы. Например, о противолодочных устройствах или о количестве орудий на крейсерах.   




Шпионская семейка Краммов выудила о Пёрл-Харборе и американском флоте на Гавайях больше, чем стотысячная колония гавайских японцев. И лишь после нападения на Пёрл-Харбор, когда американцы опечатывали здание японского консульства в Гонолулу, ими были замечены световые сигналы, посылаемые в окна консульства с другого конца города. К своему удивлению, американцы узнали в арестованном ими человеке «любителя восточных языков» «профессора» Крамма.
Капитан Крамм был приговорен к смертной казни, которая позже была заменена пожизненным заключением. Роза, пустив в ход очарование молодости, вероятно, произвела на трибунал неизгладимое впечатление, получив лишь двадцать лет. Но свой срок до конца она не отбыла. Говорят, сегодня ее можно встретить официанткой в одной из популярных пивных Мюнхена.

Акт 3. ВМФ США в ожидании игры в гольф


Самое поразительное для меня в этой истории – это аллюзии с 22 июня 1941 года.
Когда видишь, сколько было знаков, шифровок, донесений о надвигающейся катастрофе, и насколько в то же самое время усыплена была бдительность верховного командования… Приходит на ум не только начало Великой Отечественной. Но и то, как мистически уснул весь дворец и вся стража в ночь, когда Будда покидал его в поисках себя.
И понимаешь, что вот это – и есть Судьба. От которой убежать было невозможно, сколько знаков не присылай.

Утром 7 декабря 1941 года Пёрл-Харбор вполне мог дать отпор японцам: перед бомбардировкой пришло несколько сообщений о готовящемся нападении на Гавайи:

1) Шифровка от 6 декабря


Еще к середине 1940г. США был расшифрован японский «пурпурный» код, один из самых сложных в мире в то время - старший лейтенант Фридмэн и капитан Крэмер сконструировали одну из первых математических машин, предшественницу сегодняшних ЭВМ, о помощью которой механизировался, то есть существенно ускорялся, процесс дешифровки, так что еще за 1,5 года до трагедии в США успешно перехватывали и читали тщательно зашифрованные, строго секретные инструкции из Токио раньше, чем прочитывал их японский посол в Вашингтоне.
6 декабря (за сутки до вероломного нападения на Гавайи) Фридмэн и Крэмер приняли и расшифровали длинное, состоящее из четырнадцати частей сообщение токийского правительства своему послу в Вашингтоне. Это была нота, предназначенная для вручения правительству США. Тринадцать пунктов ноты были посланы заранее, четырнадцатый, заключительный, как говорилось в инструкции, должен быть сообщен посольству на следующий день. В этом последнем пункте, дошедшем до Вашингтона в четыре часа утра (то есть еще задолго до нападения на Перл-Харбор), говорилось, что японское правительство вынуждено сообщить американскому правительству: в связи с американской позицией невозможны какие-либо уступки, и японское правительство не несет более ответственности за дальнейшее развитие событий. Не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы понять: Токио с присущей Востоку деликатностью сообщает Соединенным Штатам об объявлении войны. Расшифровав последний пункт, Крэмер побледнел. Он сразу понял, что через несколько часов где-то будут падать бомбы и умирать люди – солдаты армии, в которой он служил сам.
Бросив свои текущие дела, Крэмер, несмотря на низкий чин, начал искать самого начальника штаба американского военно-морского флота адмирала Старка. Найти адмирала не удалось.
Тогда он стал разыскивать начальника генерального штаба американской армии генерала Маршалла. Но тот как раз объезжал коней в одном из вашингтонских парков.
Вчитавшись в шифровки Крэмер понял, что посольство должно было вручить полный текст ноты США 7 декабря, примерно в 13 часов в США, или… полвосьмого утра на Гавайях. Воскресное утро! Солдаты будут отсыпаться после бурно проведенной ночи, самые набожные из них пойдут в церковь. Так что, если завтра японцы в это время нападут на Гавайи, оказать сопротивление будет некому. Крэмер не раздумывал больше ни минуты. Он сел в автомобиль и снова отправился к адмиралу Старку, которому тогда подчинялась база в Пёрл-Харборе и весь американский флот на Гавайях, но… донесение ничуть не смутило адмирала, и он отказался послать своим морякам какое-либо предупреждение.
А позже, когда адмирал согласился позвонить в Гонолулу… телефонная линия оказалась поврежденной.

В конце концов шифрованное предупреждение было отправлено как... обычная телеграмма. Сообщение о непосредственной угрозе важнейшей военно-морской базе в Океании, которое могло сохранить жизнь многих людей, спасти суда, самолеты и другую технику, было послано по обычному телеграфу! И кем? Людьми, отвечающими за безопасность Гавайев! 
В Гонолулу телеграмму принял молодой почтовый рассыльный, почти мальчик. Те, кому она предназначалась, получили ее слишком поздно, когда гавайский флот уже был разбит, а в водах Пёрл-Харбора были навеки погребены тысячи солдат.


Признаки готовящегося нападения не ускользнули также от внимания тех, кто находился в это время на островах. Как правило, это были низшие чины или рядовые.

2) 5 декабря. «Восточный ветер, дождь»
Первыми заговорили о зловещих сигналах радисты, следившие за работой японских передатчиков. Один из солдат, «сидевший» на сообщениях Токийского радио, обратил внимание, что 5 декабря впервые передача последних известий закончилась сообщением метеорологов «Хигасино Кадзе». Более того, странное для данной передачи сообщение было повторено дважды. Хигасино Кадзе по-японски значит «восточный ветер, дождь». Солдат, ведущий запись регулярных передач японского радио на монитор, заподозрил нечто необычное в том, что «метеорологическая сводка» прозвучала именно в данной программе, почувствовав в ней зашифрованный знак к каким-то чрезвычайно важным действиям.
Он поделился своим подозрением с начальником восточного отдела контрразведки капитаном Сэффордом. Последний, как и Крэмер, уведомил об этом адмирала Старка. Адмирал сунул бумажку в ящик, не предприняв абсолютно никаких мер.
А ведь метеорологическое сообщение «восточный ветер, дождь» по приказу японского генерального штаба означало непосредственную подготовку к вооруженному нападению.

Перл-Харбор


3)  Ночь на 7 декабря. Японская субмарина в водах Гавайев
Американский патрульный самолет увидел в водах возле Гавайских островов пятнадцатиметровое масляное пятно – след подводной лодки.

А в половине четвертого утра рокового дня матрос Оскар Геппнер старенького тральщика «Уорд» доложил капитану, что заметил прямо в водах Пёрл-Харбора подозрительное судно, что-то вроде сверхмалой подводной лодки, которая намеревалась проникнуть в самый центр Жемчужной гавани. Капитан стал прочесывать воды бухты, и в 06.30 утра Оскар снова увидел подозрительный предмет.

Безмятежно спали адмиралы, отсыпались после веселой ночи солдаты, а утлый «старичок» «Уорд» уже вступил в бой. Он сбросил несколько бомб, и новые масляные пятна на поверхности воды подтвердили, что цель достигнута.
Капитан «Уорда» немедленно пытался доложить о чужой, оказавшейся в заливе подводной лодке командующему американским флотом на Гавайях адмиралу Шорту. Но в семь утра тот был недосягаем.
Он позвонил заместителю Шорта адмиралу Блоху. Его не оказалось дома. Начальник штаба капитану Эрл - еще спал. Когда супруга наконец разбудила его, он «успокоил» возбужденного капитана, сказав:
– Надо подождать, посмотреть, что будет дальше!
Так снова было проигнорировано предупреждение об опасности, сделанное капитаном, который не только обнаружил в водах Пёрл-Харбора вражескую подводную лодку, но и уничтожил ее.
А в это время японские самолеты уже взяли курс на Пёрл-Харбор.




4) На радаре - сотни самолетов
И, наконец, американцы собственными глазами увидели японские самолеты, приближавшиеся к Гавайям. Дело в том, что к середине 1941 года до Гавайев дошло новейшее изобретение – радар. Одна из первых на Гавайских островах радиолокационных станций была размещена на самом севере Оаху, в пустынном месте Опана.
По существу, она состояла из грузовика, на крыше которого вращалась антенна. В ночь с 6 на 7 декабря 1941 года рядовой Джордж Эллиот вдруг увидел на экране многочисленную группу самолетов, направлявшихся к Гавайям. Вместе с более опытным Локартом они точно рассчитали курс, по которому самолеты приближались к Оаху, а также то, что в данный момент они находились на расстоянии 137 миль от берега. Было послано сообщение в Форт-Шафтер, ставку командования обороной Гавайев.
Но... было воскресное утро, и рапорт попал в руки тоже рядовому Джозефу Мак-Дональду. Лишь после долгих поисков ему удалось найти нужного офицера – лейтенанта Тайлера. Последний, чтобы с утра отвязаться от «паникеров», «успокоил» их такими словами:
– Ну и что же, ведь это наши собственные самолеты!
Но из Опаны пришло новое сообщение: «Наблюдаемая эскадрилья приближается. В настоящий момент удалена от побережья Гавайев всего на 90 миль».
Однако Тайлер и на этот раз преспокойно ответил, что это американские самолеты, летящие в Пёрл-Харбор из Калифорнии, хотя каждому гавайскому школьнику известно, что Калифорния находится совсем в другой стороне.
Эллиот и Локарт продолжали следить за самолетами. Они послали еще один рапорт в Форт-Шафтер, вообще не получив ответа. Потом приехал джип и привез им завтрак. Раз им никто не верил, надо хоть поесть как следует! Эллиот и Локарт выключили радар и принялись было за трапезу, когда машины с красным восходящим солнцем на крыльях подлетели к Оаху.

Было 7 декабря 1941 года. На Гавайях начинался ад, о котором предупреждало столько сообщений и рапортов, оставленных без внимания именно теми, кто отвечал за безопасность Гавайев!

Корабли США в бухте 7 сентября 1941г

Акт 4. Смерть в раю...


Судно «Эдвенчер» бросило якорь у белого здания, словно построенного из каррарского мрамора и похожего на мост, плывущий по океану. С палубы судна я перешел на этот «мост», который когда-то тоже был линкором «Аризона», одним из многих кораблей, стоявших на рейде Пёрл-Харбора.
Сегодня в Жемчужной гавани линкоров уже нет. Впрочем, в Пёрл-Харборе я наблюдал много такого, что вряд ли можно увидеть где-либо еще: огромный авианосец с ультрасовременными истребителями на палубе, несколько крейсеров и даже атомную подводную лодку - ежедневно здесь останавливается на «ночлег» около 70 кораблей.

Пёрл-Харбор сегодня
По форме Пёрл-Харбор показался мне похожим на тройной подсвечник с широким, сужающимся книзу основанием. Узкая часть – вход в Жемчужную гавань – легко перекрывается противолодочными сетками. Там, где он расширяется, «плывет» Форд – маленький остров, омываемый водами Жемчужной бухты. На нем размещены гидросамолеты, обширные склады оружия и боеприпасов, различные технические сооружения, необходимые столь крупной военно-морской базе.

Бухта сверху


Тогда, 7 декабря 1941 года, в гавани находилось 96  военных кораблей разного класса.
Абсолютно неприступная морская крепость «держала ключи» от Океании. 

Американские моряки завидовали солдатам, служившим на Гавайях, и называли их «ананасными солдатами», а весь флот, размещенный на Гавайях, – «ананасной армадой». Жизнь моряков, военных летчиков и пехотинцев здесь, на «ананасном» архипелаге, действительно была сладкой, как ананасный сок. Ведь они служили там, куда все остальные американцы мечтали съездить на отдых. Здесь ярко светит солнце, у ног плещется полинезийское море, чудесные пляжи, красивые женщины, незабываемые гавайские вечера...
Высших военачальников на Гавайях к тому времени было двое. Военно-морскими силами Гавайев и всем американским флотом в Тихом океане командовал адмирал X. Киммел. Сухопутные силы американской армии на Гавайях подчинялись генералу Уолтеру Шорту. 
В тот день их ждал настоящий бой: партия в гольф! В прошлое воскресенье выиграл адмирал Киммел. Сегодня бой закончился трагически, особенно для тех, кем командовали эти люди, одержимые игрой в гольф.


7 декабря 1941 года

Воскресное утро. Адмирал Ямамото не мог выбрать для нападения более подходящего момента. Спали все – от простых матросов до командующего военно-морскими силами.
В первую ударную группу, стартовавшую в 06.45 утра, входили два разведывательных самолета, 49 штурмовиков-бомбардировщиков, 40 штурмовиков-торпедоносцев, 51 бомбардировщик и 43 истребителя, которым было дано задание прикрывать ударную группу.
Вторая «волна» поднялась с авианосцев минут через двадцать: 80 бомбардировщиков, 54 штурмовика и 36 истребителей. Флот прикрывали еще 39 самолетов, оставшихся на палубе шести авианосцев армады Нагумо.
План Ямамото преследовал четкую цель – уничтожить, потопить, вывести из строя линкоры и авианосцы: только они могли помешать японцам начать экспансию в Тихом океане и на побережье Юго-Восточной Азии. К счастью для американцев и всей зарождавшейся антифашистской коалиции, в тот момент все три тихоокеанских авианосца находились за пределами Пёрл-Харбора: «Лексингтон» с тремя эсминцами был на учении совсем в другой области гавайских вод; «Энтерпрайз» двигался от Пёрл-Харбора к отдаленному острову Уэйк; третий авианосец стоял на ремонте в Калифорнии.




Не увидев авианосцев в Пёрл-Харборе, японские летчики сосредоточили удар на линкорах, выстроившихся, словно на параде, вдоль берегов острова Форд. Остальные корабли японцы сначала вообще проигнорировали.
Первый удар торпедоносца пришелся по «Оклахоме». Из 1350 человек более 400 погибло в трюмах тонущего корабля.
В «Западную Вирджинию» попали сразу две торпеды, и здесь уже в первую минуту погибло более 100 моряков.
«Калифорния» после взрыва торпеды, словно раненая утка, стала крениться на правый борт.
В боевой корабль «Теннесси» попали две тысячекилограммовые бомбы, нанесшие ему тяжелейшие повреждения. Однако человеческих жертв на «Теннесси» было мало.
По другую сторону острова Форд японцы бомбили сразу же вышедшую из строя «Юту», которую пилоты по ошибке приняли за один из авианосцев, то есть за свою главную цель.
В сухом доке ударам фугасных бомб подверглось флагманское судно тихоокеанской флотилии США «Пенсильвания».

Был уничтожен линкор «Невада». Первая торпеда попала в него в тот момент, когда под звуки национального гимна, исполняемого корабельным оркестром, в 08.00 торжественно поднимали государственный флаг. Но песня о звездно-полосатом флаге так и не прозвучала до конца. Один из валторнистов, служивший ранее в противовоздушной артиллерии, бросился к орудию и открыл по самолетам стрельбу. Это соло было единственной попыткой защитить «Неваду». От бомбежки в считанные минуты погибло несколько десятков моряков. Капитан каким-то чудом довел «Неваду» до берега мыса Ваипио, где оставшимся в живых удалось спастись с гибнущего линкора.
На «Аризоне» вопреки всем инструкциям хранился резервный боезапас. Когда японские бомбы попали в этот склад, огромный корабль водоизмещением более тридцати тысяч тонн буквально взлетел на воздух. На «Аризоне» погибли 1100 человек – практически весь экипаж, включая его командира контр-адмирала Айзека Кидда.

Однако летчики пощадили вспомогательные суда, небольшие военные корабли и стоящий на якоре в Пёрл-Харборе плавучий госпиталь ВМФ.

Одновременно с Пёрл-Харбором удар был нанесен и по другим военным объектам на Оаху. Например, по аэродрому Уилер-Филд. Небезынтересно, что почти за четыре месяца до этого его командующий подал начальству донесение, в котором описывалось, как легко могут японцы при желании напасть на Гавайи и вывести из строя Пёрл-Харбор. Однако его рапорт, как и многие другие сигналы об опасности, был отправлен в сейф военно-морского министерства в Вашингтоне на вечное хранение. 



Сегодня часть уцелевшего корпуса «Аризоны» стала основанием уникального бетонного памятника, – я имею в виду белый «мост» длиной 60 метров. Я прочел здесь историю этого и других линкоров, посмотрел на фотографии, запечатлевшие гавайский апокалипсис, пробежал глазами списки тех, кто служил на «Аризоне» и задохнулся на глубине нескольких метров на дне бухты…

Знаменитый линкор "Аризона", ныне музей



Жестокая месть

Удивительно, но отчего-то Пёрл-Харбор по сей день воспринимается как чудовищный военный акт… сам по себе.  Нечто невинное, жертва, трагедия. И всё.
Конечно, мало кто знает об истинной подоплеке этого нападения со стороны США.

Но ведь никто, никогда почему-то не упоминает того, что у этой истории было продолжение – в тысячи раз более жестокое, и причем направленное против действительно невинных людей.
Продолжение, известное американцам, да и всему миру.



Да, Пёрл-Харбор был расстрелян без предупреждения, без объявления войны.

Но, простите за вопрос: а разве за последние пару столетий в мире военных конфликтов это такая уж редкость? Военные одной страны напали на военных другой.

Да, на спящих. Но это было 7 декабря 1941 года – спустя полгода такого же нападения Гитлера на СССР, а еще пару лет раньше – на Польшу и другие европейские страны. Без объявления, обстрелами по ночам. Причем всякий раз – по мирным гражданам.

Почему же такой стон стоит по Пёрл-Харбору, где напали на военную базу, причем в то время как уже 3й год шла 2я мировая война?!

 Опять же подчеркну отдельно: японцы при этом пощадили не только мирное население Оаху, и военный плавучий госпиталь, но даже – мелкие военные суда (!). Да что там! Они даже склад горючего не разбомбили (решили, что этого достаточно и спасли Гавайи от еще более ужасной, пожалуй, экологической катастрофы).
И, кстати, они не бомбили ничего на земле, кроме авиабаз – точечно
И ущерб США всего-то составил 7 крупных судов и около 2000 человек.
И объективно, для 2й мировой войны это – весьма гуманно. 


Но как ответили японцам американцы?


Разумеется, беспечных командиров армии и флота виновными не сочли. Виноваты были японские генералы, и в первую очередь автор плана адмирал Ямамото. Их надо было уничтожить, и это было сделано в первую очередь.
Главная роль в этом принадлежала все тем же гениальным – не побоюсь употребить это слово – дешифровальщикам японских кодов. Тогда, за несколько часов до нападения на Пёрл-Харбор, им удалось понять из японских инструкций, какая опасность угрожает Гавайям. 7 декабря 1941 года, когда их предупреждения так жестоко подтвердились, эти люди приобрели огромный авторитет. Они стали работать непосредственно в ставке вооруженных сил на Гавайях. Им было отведено особое помещение, куда имели доступ только они, – так называемая «черная комната».

Вскоре им удалось установить, что «тихоокеанская лиса» готовит против американцев новый «Пёрл-Харбор» в Океании. Хотя ни в одной из японских шифровок ни разу не указывалось название цели операции, дешифровальщики смогли понять, что «Пёрл-Харбор номер два» японцы намерены устроить в другой части Океании – на микронезийском острове Мидуэй. 
 
Меланезия на карте мира


Страны Океании - Микронезия, Меланезия и Полинезия (на самом верху - Гавайи)


Японцы планировали не только напасть на Мидуэй, но и захватить его. Главной целью новой операции Ямамото были три американских авианосца, стоявшие у берегов Мидуэя, те самые, которые, к великому сожалению адмирала, незадолго до нападения на Пёрл-Харбор покинули гавайские воды. 

К тому времени американцы не имели в своем распоряжении ни одного боеспособного линкора, японский же тихоокеанский флот насчитывал их более десятка.
Ямамото считал, что «Пёрл-Харбор номер два» должен целиком повторить «Пёрл-Харбор номер один». Все разыгрывалось по тому же оказавшемуся удачным сценарию. Японские авианосцы незамеченными приблизились к берегам Мидуэя. Вскоре самолеты обрушились на остров и военные объекты. Японцы даже не подозревали, что на этот раз за их продвижением велось тщательное наблюдение. Когда часть японских самолетов поднялась в воздух и взяла курс на Мидуэй, с американских авианосцев, находившихся поблизости, поднялись американские машины и совершенно неожиданно атаковали врага. 

Острова Микронезии

И на этот раз исход был трагическим, но роли поменялись: большие потери понесли силы Ямамото. Япония лишилась у берегов Мидуэя 4 авианосцев, более 250 самолетов и нескольких тысяч моряков и летчиков.
Вот так неприметные люди из «черной комнаты» на Гавайях свели счеты с агрессорами. 

Но им хотелось по заслугам воздать и тому, кто нес непосредственную, ответственность за нападение на Гавайи, – адмиралу Ямамото. Месяц за месяцем они внимательно следили за японскими шифровками, пока в один прекрасный день (через полгода после Пёрл-Харбора) не «извлекли» из них информацию: в апреле 1943 года Ямамото собирается проинспектировать Соломоновы острова. В шифрованном сообщении по минутам указывались пункты его следования.
 
 
Меланезия


…Автор «гавайского варианта» летел в большом бомбардировщике в сопровождении шести истребителей «Зероуз». Для шестнадцати самолетов «Р-38» задание оказалось несложным. Через несколько минут возле одного из островов Океании рухнул в волны океана самолет, на борту которого находился самый агрессивный из всех, кто руководил нападением на Гавайи, – «черный дракон» адмирал Ямамото. После этого американцы в какой-то степени почувствовали себя отомщенными".

Казалось бы: всё, страна отомщена, враг №1 повержен, ну и так далее. Всё?
Увы, нет.  Привыкшие быть только хозяевами положения, слишком редко несущие военные потери (в сравнении со странами Европы и Ближнего Востока), американцы восприняли Пёрл-Харбор настолько болезненно, что по сей день уже их внуки день 7 декабря называют не иначе как «Днем позора».
И в июле 1945 года случились Хиросима и Нагасаки. С целью ускорить капитуляцию Японии во 2й мировой войне и «для  достижения максимального психологического эффекта» (с такой вот формулировкой) на этот раз пеплом легли огромные японские города. Мирные города.

Но не странно ли: такая пышная «рекламная компания» вокруг военной битвы, в которой пострадали военные, и в сущности лишь около 3000 человек – и крайне редко упоминаемые 2 больших мирных города, в которых пострадали сотни тысяч людей. Мирных людей. И потомки которых продолжают страдать до сих пор…
Воистину, Америка – суперпрофи маркетинговых стратегий!..

Эпилог

У этой истории были важные полезные последствия.
Источники, правда, упоминают лишь одно: именно после Пёрл-Харбора Рузвельт смог подавить реакционную оппозицию в своей стране, и США присоединились к антифашистской коалиции. Что, безусловно, помогло планете быстрее покончить с этой войной.

Но я бы добавила еще два:
1. Сегодня Пёрл-Харбор – уже не столько военная база США (что, согласитесь, для Гавайев хорошо), сколько весьма посещаемый мемориальный комплекс и музей, 99% экскурсантов которого  – японцы и американцы :).

Мирная бухта Пёрл-Харбор сегодня.
И для самих гавайцев вся эта история – очень серьезное доказательство того, что гавайских богов стоит уважать, и что они за себя «постоять» могут.
Почему это важно? Да потому что такие мысли ведут к сохранению культуры и веры гавайцев, и сохранению гавайских островов в их первозданном виде.
А разве есть что-то важнее, чем сохранение Райских мест на ней такими, какими их создал Бог?

Побережье Пёрл-Харбор
Елена Шандрикова,
по книге М.Стингла "Очарованные Гавайи"
и док.фильму "2я мировая война. День за днем"






Комментариев нет:

Отправка комментария