Аннексия. КОНЕЦ НЕЗАВИСИМОСТИ ГАВАЙСКОГО КОРОЛЕВСТВА


Когда Гавайи были окончательно присоединены к США, бывший американский президент Гровер Кливленд прокомментировал это событие так: 
«Теперь Гавайи наши. Однако, оглядываясь на первые шаги на этом пути и вспоминая о средствах, с помощью которых был осуществлен этот насильственный акт, я, признаюсь, испытываю чувство стыда за всю эту аферу».
Писатель Марк Твен, свидетель этих событий, с бесподобным юмором показал, что принесла бы такая аннексия самим гавайцам.
В своей статье, носящей ироническое название «Почему нам следует аннексировать Сандвичевы острова», он призывает: 
«Аннексируем эти острова прямо сейчас... Давайте осуществим аннексию! Мы получили бы отличные гавани для наших тихоокеанских пароходов и удобно расположенные базы снабжения для военного флота; мы могли бы разводить там хлопок и кофе: раз не будет пошлин, дело это должно оказаться выгодным и дать немалые барыши. Кроме того, мы стали бы владельцами самого мощного вулкана в мире – Килауэа. Непременно осуществим эту аннексию! Что касается принца Билла и остальной знати, то их нетрудно усмирить: переселим их в резервацию! Что может быть приятнее для дикаря, чем резервация? Собирай себе каждое лето урожай кукурузы да выменивай библии и одеяла на порох и виски – дивная жизнь! Благодаря аннексии мы по дешевке получили бы 50.000 туземцев с их нравственностью и прочими недугами в придачу. Никаких расходов на образование – они уже образованные; никаких забот по обращению их в христианство – они уже крещеные; даже на одежду не придется тратиться – по весьма очевидной причине.

Мы должны аннексировать Сандвичевы острова. Мы можем осчастливить островитян нашим мудрым, благодетельным правлением. Мы можем завести у них новинку – воров, от мелких карманных воришек до важных птиц в муниципалитетах и растратчиков государственных денег, – и показать им, как это забавно, когда таких людей арестовывают, предают суду, а потом отпускают на все четыре стороны – кого за деньги, кого в силу политических связей. Им придется краснеть за свое простое, примитивное правосудие. Мы можем образовать там суд присяжных, набрав заседателей сплошь из самых умилительно-простодушных тупиц. Мы можем учредить у них железнодорожные компании, которые будут скупать законодательные учреждения, как старое платье, и давить колесами поездов лучших местных граждан, а потом жаловаться, что убитые пачкают рельсы. Мы можем превратить эту группу сонных островов в оживленнейший уголок земного шара, украсить его нравственным величием нашей превосходной священной цивилизации. 
Аннексия – вот что необходимо бедным островитянам! «Братьям, во мрак погруженным, откажем ли в светоче жизни?" (Твен М. Собрание сочинений. Т. 10, М., 1961, с. 662-663.)
Гавайские плантации новопереселенцев
Спор «аннексировать – не аннексировать» разрешили не президент Кливленд и мудрый Марк Твен, а, как это происходит слишком часто, война. В 1898 году США вступили в войну с Испанией. Бои с испанцами шли не только на Пуэрто-Рико и Кубе, но и на Дальнем Востоке, на Филиппинах. Но эти острова удалены от берегов Америки более чем на двенадцать тысяч километров. Американские военные суда, бороздившие Тихий океан, никогда не добрались бы до Филиппин, не будь у них базы на Гавайях.

На первый план стали выдвигаться стратегические интересы. Американцы припомнили, как Германия, колониальная империя которой быстро разрасталась, угрожала в свое время, что не оставит в покое и Гавайи. Росла мощь государства на другом берегу Тихого океана – императорской Японии. Американцы с опаской думали: что будет, если Гавайями завладеет кто-нибудь из них? В результате верх в сенате взяли сторонники аннексии Гавайских островов – не дай бог, их приберет к рукам другая страна!

Так испано-американская война окончательно решила судьбу независимого гавайского государства. В день, когда было объявлено перемирие с Испанией, американцы официально аннексировали Гавайи. На троне «Дворца Небесной птицы» не суждено было более появиться ни одному гавайскому королю или королеве.

Как это было на самом деле?

1. Развитое самостоятельной королевство Гавайи

В действительности поглотить одну страну другой уже в то время было не так просто - ведь время было мирное, и Гавайи не давали никаких поводов на себя "обижаться".

К тому же, в отличие от тех же соседей-миркронезийцев, уже в XIX веке самостоятельное  королевство Гавайи считалось развитым для своего времени. Гавайцы имели собственную валюту, поддерживали дипломатические отношения с Россией, Германией, Швецией, Японией, США и другими государствами, развивали армию и флот.

Историки любят приводить следующий пример для сравнения: в то время как в Белом Доме в Вашингтоне горели свечи, королевский дворец в Гонолулу освещался электрическими лампочками.


2. Интриги новопереселенцев

Ещё в 1820-х годах, после смерти объединителя Гавайев Камехамеха 1,  на островах стали селиться американские миссионеры, они же начали развивать там бизнес. Увы, но их предприятиям активно содействовал новый король-сын Лиолио, впечатленный блеском иностранного злата, костюмов, оружия и прочего. Такими же были и 3 следующих правителя.

К несчастью для местных жителей, острова показались лакомым кусочком для американцев. Их привлекла возможность производить сахар из местного тростника и выращивать ананасы. Именно на Гавайях зародилась знаменитая империя «Dole», благодаря которой США и сейчас сохраняют мировое лидерство по выращиванию этих плодов. Вся земля на островах, пригодная для сахарных и ананасовых плантаций, была скуплена американцами. В результате жители становились все беднее, а выходцы из США - все богаче.

В итоге дела бизнесменов разрослись так широко, что полвека спустя, в попытке сохранить контроль за сверхприбыльными ананасовыми, хлопковыми и сахарными плантациями, а также учитывая выгодное военно-стратегическое расположение Гавайев, начались первые разговоры об аннексии.

Порт Гонолулу, 19 век. Погрузка сахара на экспорт
 Однако  последние 2 короля, Дэвид Калакауа и королева Лилиуокалани, были подлинными патриотами Гавайев, и оба сделали многое для возрождения национальной культуры в результате действительно имевшей место слабости предыдущих 4х монархов династии Камехамеха.

Король Дэвид Калакауа
Все, чего удалось "отжать" дельцам у молодого короля Калакауа (он взошел на трон всего годом раньше)  - это в 1875 году заключить с США кабальный договор, по которому американцам были предоставлены исключительные привилегии и обя­зался никому другому таких привилегий не давать, а также не допускать отчуждения какой-либо третьей державой гавайской территории.

Спустя почти 10 лет в 1884 году было согласовано размещение военно-морской базы США в Перл Харборе.

Интересный нюанс:
"Король попытался ограничить наглых дельцов, выдвинув лозунг: «Гавайи для гавайцев». Янки не решились тогда на вооруженное вмешательство. Они стали действовать постепенно. Сначала заполучили в аренду стратегически важную бухту Перл-Харбор, а затем сочинили новое избирательное законодательство, вводящее имущественный ценз для избирателей.
Король было воспротивился, но во дворец ворвались члены «Гавайской лиги», созданной на деньги американцев, и буквально под дулами винтовок заставили переписать основной закон страны. В результате большинство аборигенов лишилось права голоса.

Лондонское правительство в то время продолжало ещё со­противляться монополизации Гавайев американскими колониза­торами. В 1887 г. в связи с ратификацией в конгрессе США данного договора, Англия совместно с Францией заявили про­тест против предоставления гавайским правительством Пёрл-Харбора США и снова предложили США заключить декларацию с обяза­тельством трёх держав гарантировать независимость Гавайев.
Конечно, Лондон таким образом пытался отстоять интересы англий­ского капитала - но США отвергли их предложение. Их представители на Гаваях энергично интриговали, стремясь создать условия, благоприятные для аннексии островов.


3. Борьба за независимость и низложение последней королевы

Преемница короля, правившего почти 30 лет, его сестра Лилиуокалани в начале 90х попыталась отменить закон и сохранить независимость своей страны.

Последняя королева независимого королевства Гавайи Лилиуокалани
В связи с этим американский посланник Стивене в феврале 1892 г. категори­чески рекомендовал американскому правительству ускорить аннексию островов. Он ссылался на то, что ввиду ненависти гавайцев к американским захватчикам Англия в создавшейся Обстановке может решающим образом укрепить свор позиции.
Но США не хотели делить это райское место хоть с кем-то еще.

В январе 1893 года американские резиденты на Га­ваях создали своё «правительство», объявив королеву низло­женной. 
Их новую агрессивную активность стимулировал за­кон, принятый конгрессом США в 1890 г., лишивший гавайских сахарозаводчиков и плантаторов тех привилегий в США, кото­рыми они пользовались ранее, и предоставивший особые преимущества отечественным сахарозаводчикам. Американские капиталисты, вложившие свои средства в сахарное производ­ство на Гаваях, считали, что единственный путь к спасению от банкротства — это включение Гаваев в таможенную границу США.

Кстати, при содействии Вашингтона произошло несколько вооружённых нападений на монархов королевства.
Итоговый военный переворот на острове был осуществлён при поддержке крейсера ВМС США «Бостон»: высадившиеся с него морские пехотинцы с артил­лерией взяли под контроль ключевые объекты королевства и объявили о низложении королевы Лилиуокалани и водрузили американский флаг над ее дворцом.

Бедняжка провела целый год в тюрьме. Там же она написала гавайский гимн «Алоха Ое» и книгу об истории страны. После освобождения экс-королева подала в суд на оккупантов, и ей установили годовую пенсию в $4 тыс. и доход с сахарной плантации в 24 кв. км.


Попытки местных жителей протестовать были подавлены. Суверенитет над островами перешёл к американцам в 1898 году. Ни одного референдума проведено не было.

Рассматривая аннексию Гавайских островов нельзя не отметить, что аннексии предшествовало противодействие местного населения установлению контроля над территорией.
В 1897 году представители Гавайских островов выступили в Конгрессе США с многостраничной петицией против аннексии островов, однако она не получила серьезной поддержки.

4. Объявление Республики. Новое гавайское "правительство"

В 1893 году в результате переворота была свергнута королева Лилиуокалани, и Комитет безопасности, возглавляемый Лоррином Терстоном, создал Временное правительство Гавайев, которое должно было управлять островами до ожидавшейся их аннексии Соединёнными Штатами.
Главой страны, которая стала называться Республика Гавайи, стал представитель семьи ананасных магнатов Сэнфорд Доул. Он не только подавил протестное движение, но и обратился к США с просьбой аннексировать острова. Что и было сделано. И, между прочим, без всяких референдумов! Но у Гавайев еще оставался шанс на фактическую независимость.


Англия, однако, не признала новое гавайское «правительство», состоявшее из одних аме­риканцев. Королева Лилиокалани тоже стала жаловаться, что это «правительство» создано в результате прямой агрессии американских войск.

Правительство нового президента, демократа Кливлэнда, поняло, что при этих условиях захват Гаваев носит слишком грубый характер, и вернуло из сената документ об аннексии. Более того - он назначил расследование обстоятельств переворота и порекомендовал вернуть власть Лилиуокалани (!).

 5. Русский... президент Гавайев!

Решив, что острова в кармане, американцы сделали широкий жест. В 1900 году предоставили им статус самоуправляемой территории. Но быстро поняли, что погорячились.
Власть перешла к парламенту, который выбирал президента.
Николай Судзиловский

В 1901 году главой Гавайев стал Николас Руссель, урожденный Николай Судзиловский, человек поистине уникальный. Ученый-этнограф, географ, химик и биолог белорусского происхождения, он был идеалистом, боролся против самодержавия в России и Европе. При этом знал восемь языков, являлся членом Американского общества генетиков, нескольких научных обществ Японии и Китая. Открыл ряд островов в центральной части Тихого океана.

На Гавайях заслужил симпатии попыткой защитить коренное население - канаков. Местные называли его Каука Лукини («русский доктор»).
Но довести свои реформы до конца ученый не успел. Поскольку он яростно выступал против американского вмешательства в дела Гавайев, то через год был смещен с поста подкупленными соратниками.
Партия была сыграна.

Джек Лондон в одном из своих гавайских рассказов в уста главного героя вложил такие слова:
"А кто они, эти белые люди? Мы это знаем. Нам рассказывали о них отцы и деды. Они пришли смирные, как ягнята, с ласковыми словами. Оно и понятно: ведь нас было много, мы были сильны, и все острова принадлежали нам. Да, они пришли с ласковыми словами. Они разговаривали с нами по-разному. Одни просили разрешить им, милостиво разрешить им проповедовать нам слово божие. Другие просили разрешить им, милостиво разрешить им торговать с нами. Но это было только начало. А теперь они все забрали себе - все острова, всю землю, весь скот. Слуги господа бога и слуги господа рома действовали заодно и стали большими начальниками. Они живут, как цари, в домах о многих комнатах, и у них толпы слуг. У них ничего не было, а теперь они завладели всем. И если вы, или я, или другие канаки голодают, они смеются и говорят: "А ты работай. На то и плантации"...

6. Гавайи - 50й штат США

Лишь при следующем президенте, республиканце Мак-Кинли, когда правительство США вступило на путь ещё более откро­венной империалистической политики, захват Гаваев был офор­млен решением конгресса, и аннексия вступила в силу после подписания этого решения президентом 7 июля 1898 г.  В соответствии с Резолюцией, была образована комиссия из пяти человек для изучения вопроса о том, какие законы нужны Гавайям. 


Так Гавайи были провозглашены "Территорией", и следующие 50 лет по сути были уже направленным движением в сторону включения в США как 50-го штата, что случилось 21 августа 1959 года - на этот раз по итогам референдума, на котором 2/3 жителей Гавайев сказали "Да".

Однако США, упирая на факт "добровольности", забывают добавить, что 90 % населения Гавайев к тому времени составляли граждане США, урожденные на территории США.
В результате проникновения американских захватчиков на Гавайи туземное население почти полностью было уничтожено.
Когда в конце XVIII в. первые американские суда бросили якорь в гавайских гаванях, туземное население составляло около 400 тыс. человек. В начале 30-х годов прошлого века гавайцев осталось лишь 130 тыс., в начале 60-х — менее 70 тыс. и ко времени аннексии — лишь 30 тыс. человек.


К 1900 году национальный состав Гавайев выглядел следующим образом: японцы — 40 %, гавайцы (с метисами) — 25, китайцы — 17, португальцы — 12, другие европейцы и американцы — 6 %; позднее на островах появляются значительные группы филиппинцев и корейцев. 
К моменту получения Гавайями статуса штата США (1959 г.) чистокровные гавайцы составляют уже менее 2 % населения, а по некоторым оценкам, лишь 0,3 %. 
По переписи населения 1970 года, число гавайцев вместе с метисами равняется 71 тыс. человек (9 % населения штата), из них только 26,8 % считают родным языком гавайский.
Чистокровных гавайцев осталось не более тысячи человек…


Длительная история противоборства США и островов являет собой историю противоборства экономических и геополитических интересов США с борьбой за собственные национальные интересы – интересы коренных жителей островов. При этом интересы коренных жителей островов "интеграторами" практически не принимались во внимание, поскольку на кону стояли геополитические задачи.


Забавно, что в 1993 году конгресс США принял резолюцию с извинениями перед жителями Гавайев «за попрание их права на самоопределение». Но в ту же резолюцию был вписан пункт, что данный документ «не может служить основанием для предъявления каких-либо претензий к США». Извините, мол, мы вас, конечно, ограбили, но кто старое помянет...

Обо всем этом, глазами самих гавайцев, рассказывает документальный фильм под названием "Гавайи. Украденный рай"
Создатели фильма рассказывают историю насильственного присоединения Гавайских островов к США и о столетней борьбе местных жителей против аннексии, и о том,
как сегодня гавайцы продолжают бороться за свои права, свободу, за свою культуру и родной язык (после присоединения к США гавайцам долгое время было запрещено разговаривать на родном языке в школах и при издании законов).

Жители островов и эксперты раскрывают печальные последствия аннексии, среди которых — сильная зависимость от ВПК США, угнетение местных жителей ради сохранения имиджа островов как райского места для туристов, предельно высокие цены на повседневные товары, разрушение природного ландшафта американской военной техникой.

Елена Шандрикова,
по материалом многих источников





Комментариев нет:

Отправка комментария