История Гавайев. 1125г. Паао: захват власти и введение человеческих жертвоприношений

Почему, имея такой потенциал силы и возможностей, Гавайи покорились чужеземцам?
Почему шаманы не смогли предотвратить этого?

После нескольких веков изоляции на Гавайские острова в XI—XIII веках стали приплывать представители народов, населявшие другие земли Океании - Маркизские острова, Таити, Самоа, да и сами гавайцы стали изучать острова, лежащие к югу от архипелага.

Считается, что до XIв Гавайи как бы "варились сами в себе", изолированно ото всего мира, включая другие Полинезийские острова. Но так считается потому, что первые исторические предания и артефакты и существенные перемены в укладе жизни местных жителей ведут свой отсчет с прибытия на острова одного человека, жреца с Таити, о котором и пойдет речь в этой статье.

Но все же посмею не согласиться с историками и археологами, не имея для этого ничего, кроме горячей любви к миру Гавайев и чувства столь  глубокой связи с ним, что, должно быть, оно родом из моих каких-то прошлых гавайских жизней. 
Народы Полинезии, с их поразительными знаниями в области мореходства, умением плавать за тысячи километров без единой остановки и неделю обходиться без пищи, ориентацией по 150 звездам (!) и непотопляемым судам (см. "Историю Гавайев", п.1.2) - безусловно, путешествовали на Гавайи и до этого времени. Просто  в историческом контексте они не оставили никакого "существенного следа". Однако именно отсутствие  "малых сих" создало искусственную пропасть между легендарным "Золотым веком Гавайев" и событиями XI в., а затем и мифологизацию исконных местных жителей менехуне, обладавших невероятными знаниями и силами, в полусказочные создания, магических духов. И это мне кажется глубоко не верным. Потому что потомки менехуне живы по сей день, и это - кахуна, сохранившие знания своих предков. Они живут уединенно, в глубинах Кауаи и Молокаи (подальше от туристических троп), но их духовные силы таковы, что могут действовать на расстоянии ("удалённо", так сказать), вот и всё. Порождая легенды среди современных жителей Гавайев, утративших свои корни. Однако, для человека, знакомого с понятием Шамбала, в подобных способностях нет ничего не реального.
Многие из пришельцев навсегда оставались жить на Гавайях. Заселяя новые острова на севере Тихого океана, они прихватывали из родных краев растения и животных. Например, вождь Кахаи привез на Гавайи хлебное дерево. Так появились и стали возделываться на Гавайях такие культуры, как батат, таро, ямс, тутовое дерево и даже кокосовые орехи и бананы, а из животных - собаки, куры и свиньи.
Кроме вещей «первой необходимости», Центральная Полинезия снабжала полинезийский север (Гавайи) всеми «новинками» в области духовной культуры, в первую очередь религиозных верований.

В это время Гавайи представляли собой райский уголок, различные части которого в виде разбросанных в море островов управлялись местными вождями, больше походившими на деревенских старост.
Строились новые лодки, большие каноэ регулярно совершали рейсы между Гавайскими островами, Самоа и Таити (а это расстояния в тысячи миль!), перевозя грузы и пассажиров. 

Клан приверженцев бога Ку (священства, воинов и политиков) уже обосновался на Гавайях в качестве церемониального духовенства, курируя большинство храмов и праздников, посвященных земледелию, рыболовству и исцелению.

Жрецы клана Ку жили в мире и согласии с шаманами клана Кане (гармонии души и тела) и шаманами ремесел (травниками, астрологами, навигаторами, строителями лодок и т. д.) из клана Лоуно (об этих трех богах см.здесь). Если бы кто-то и почувствовал приближение несчастья, его бы не стали слушать. 
Все жили как в раю. А что может случиться в раю? 




Однако новые иммигранты были... ммм... по-европейски, "представителями более развитой культуры", но с точки зрения kahuna - просто более жесткой структуры власти, между феодальной и крепостнической формой государственности. То есть - склонными к власти.

Конец рая древних Гавайев и появление новой религии

Итак, в то время, когда Европа переживала эпоху рыцарства, а Чингисхан покорил Азию, Паао, решительный и волевой kahuna из клана Ку (шаман клана воинов и политиков), жрец из Таити, поссорившись со своим братом, поплыл на север с 38 родственниками и слугами.

Добравшись до Гавайских островов в 1125 году он стал жрецом новой религии.
И так как с этой истории ведет свой отсчет родословная Гавайских королей, официальная история и рассказы мудрых шаманов клана Кане "расходятся в показаниях" :)).

Официальная история говорит, что Паао стал главным жрецом Большого острова "возможно даже случайно". Мол, найдя местного короля злым и безнравственным человеком, Паао отправил посланников за помощью на Таити. Оттуда прибыл местный вождь, он свергнул короля-тирана и стал новым королём. Считается, что Пили был предком Камехамехи, основавшего Гавайское королевство, а потомки Паао были при нём верховными жрецами (курсив мой).

Историк и этнограф Милослав Стингл в книге "Очарованные Гавайи" уточняет:
Паао, принадлежавший к гавайской элите, воспротивился тому, что здесь, на Большом острове, все менее уважительно относятся к верховному вождю, главе привилегированной касты, чем принято на его родине. Нерешительность и колебания слабого, дегенеративного верховного вождя Капавы и «безответственные», «противоестественные» браки вождей с женщинами из низших каст, по мнению Паао, угрожали общественному устройству Большого острова.
Воспитанный в традиционных кастовых полинезийских представлениях, он видел лишь один выход. Когда-то вождь Паумакуа появился на Гавайях с новым верховным жрецом, так и Паао решил привезти с Таити или Раиатеа нового верховного вождя, осознающего свою ману – исключительность, сверхъестественную силу, присущую, согласно верованиям полинезийцев, лишь вождям, алии, а не простым людям.
Но это оказалось не так просто :)). Вернувшись на свою родину, он выбрал человека благородного происхождения, отвечавшего его представлениям о том, как должен вести себя и выглядеть верховный вождь гавайского острова. Избранника звали Лонокаехо. Паао спел ему свое знаменитое «Приглашение на Гавайи», которое полинезийцы сохранили до наших дней. Однако таитянский вождь не отозвался на категоричное, авторитарное приглашение поехать на Гавайи. Вождю таитянской области Нана вовсе не хотелось покидать свою родину, где жизнь его текла привольно и спокойно.
Он предложил жрецу Паао взять на Гавайи вождя Пиликааиеа, происходившего из древнего полинезийского рода Улу. Тот не стал отказываться от путешествия на Гавайи и ждавшей его там должности.



Далее - шаман Серж Кахили Кинг (в книге "Городской шаман") продолжает:

"Паао приплыл на Гавайи вместе с отрядом воинов и под предводительством вождя Самоа. Он обладал особым талантом, который в сочетании с его амбициозностью позволил ему полностью изменить гавайское общество. Он был гением организации. Как только он высадился, он немедленно учредил оперативную группу по управлению предстоящей операцией, куда вошли он сам, его соратник-вождь и, естественно, воины. 

Он обрушил всю мощь своего характера и организационных способностей на местный клан Ку, превратив его в жестко структурированную иерархическую организацию жрецов и церковных служителей. 
Я совершенно уверена, что именно благодаря его "религиозной революции" на Гавайских островах сложилась особая система табу, или капу (от гавайск. kapu) - религиозного права, заключавшаяся в системе запретов, за нарушение которых следовало жестокое наказание.
Она была и до Паао, как некий свод правил и запретов (как и в любой стране), в том числе странных для нас, но именно стараниями Паао и его потомков, придававших столь большое значение культу вождей и свящества, они приобрели свой окончательный вид с элементами мании величия и абсурдной жестокости.

Например, простому человеку запрещалось стоять в присутствии верховного вождя, власть которого обожествлялась, трогать его одежду и даже отбрасывать на него свою тень (!). Система капу защищала также интересы вождей, занимавших более низкое положение, чем верховный вождь. Женщины не могли есть в присутствии мужчин, им запрещалось употреблять в пищу свинину, бананы, кокосы и некоторые виды рыбы, а во время критических дней они должны были жить в особой хижине, подальше ото всех.

Но самым вопиющим нововведением Паао на одном из этапов реорганизации богослужения стала замена жертвоприношения свиней - человеческими, что было невиданным для Гавайев. Аргументация была типичной: поскольку жизнь человека ценится особенно высоко, то такая жертва более всего угодна богам.

Он распорядился также, чтобы впредь при «коронациях» вожди надевали пояс из красных птичьих перьев (как на Раиатеа; об украшениях вождей из перьев см. здесь). 

И, наконец, позаимствовал из Центральной Полинезии новый для Гавайев тип святилища – хеиауВеликий жрец Паао сам построил одно хеиау: на побережье, в том самом месте, где закончил свое плавание. Место это называется Вааула.
И с этого момента места для жертвоприношений, хеиау, для бога войны Ку стали возводиться каменными и помпезными (в отличие от прежних простых навесов  и хижин на деревянных опорах). Руины 2-3 самых-самых сохранились до сих пор и доступны для посещения.
И - какова ирония судьбы: в начале XIX века последний праправнук жреца Паао – Хевахева  - волей случая принял активное участие в ликвидации всей системы табу (на волне христианизации королевства Гавайи).
Впрочем, говорят, в глубинках многие древние капу сохранились на островах и по сей день - например, есть женщинам вместе с мужчинами. Что ж, гавайцы, которые умеют любить лишь беззаветно и целиком, сохраняя преданность своим корням и традициям, сохраняли всё, не разделяя на нужное и лишнее. И, кто знает - может, это как раз и спасло их культуру от полного истребления цивилизацией?

Как только клан Ку был превращен в мощную организацию, Паао начал политическую экспансию, опираясь на своих воинов. 
Захватывая новые территории, Паао с помощью местных жрецов упразднял власть старост, заменяя ее властью аристократии
Бытовавшее ранее коллективное землепользование отменялось. Теперь новый вождь, назначенный Паао, по собственной воле либо раздавал, либо отнимал наделы. 
Аристократия, в свою очередь, также имела внутреннюю иерархию, почти как в феодальной Европе. Паао следил, чтобы власть аристократии была неотделима от власти касты жрецов. В результате каждый подчинялся кому-то и все следили друг за другом. Почти как в Европе. 

Но, хотя Паао и смог реорганизовать аморфное в классовом отношении гавайское общество в более строгую кастовую систему, ввести крепостное право ему так и не удалось. Простые люди были арендаторами, а не крепостными. Вожди не владели ими, и общинник, если ему не нравился вождь, мог уйти в места, где правил другой.


"Океанический занавес: гонения на шаманов и утрата древних знаний

Лишь две силы проявляли открытое или скрытое неповиновение власти Паао - шаманы-целители Кане и ремесленники Лоуно. 
И Паао со своими приспешниками решил их уничтожить. 
За семь веков до того, как "Железный занавес" разделил Европу, Паао изобрел собственный "Океанический занавес", отделив им Гавайи от всего мира.
Суть - та же: оторвать людей от того, что делает их сильными духом, независимыми, и помогает иметь хороший достаток в обход власти.

Прежде всего следовало нанести удар по торговле с другими островами южной части Тихого океана. Был оглашен запрет - естественно, по воле богов - на выход в море больших каноэ, а прибывающие конфисковывались. Таким образом, товарообмен вскоре сошел на нет. А в отсутствии торговли отпала нужда в строительстве лодок, и верфи были закрыты. Естественно, пропала нужда и в корабелах, и в навигаторах. Их искусство пришло в упадок, и его секреты были утеряны. Так как большинство астрологов были навигаторами, секреты их ремесла также были утрачены.

Наибольшим гонениям при власти Паао подвергся клан Лоуно. 
Единственными уцелевшими за пять столетий преследований, прошедших до прихода капитана Кука, были мастера землепользования и животноводства, лова рыбы и сбора трав. И то потому, что существовала необходимость в их искусстве, а само по себе оно не таило никакой угрозы новому порядку.
Огромная ветвь знаний Лоуно была безвозвратно утеряна. Восстановить секреты технологий, которыми они владели, так и не удалось до сего дня.

Учение дружбы и обретения личной силы шаманов клана Кане представляло собой наибольшую опасность для Паао.
Но сами по себе они вряд ли могли оказать ему реальное сопротивление - единственным способом защиты был уход в леса и на взгорья. И шаманы ушли туда, куда большинство и не помышляло или не отваживалось ходить. 
Что им оставалось делать, если они - мастера духовных знаний - могли воздействовать на людей лишь так и тогда, когда люди сами того желали? 

Паао предоставлял полную защищенность в обмен на личную свободу и ответственность. 
Он добивался своего, играя на чувстве страха. Защита строя достигалась не только силой солдат, нанятых новыми правителями, но и кастой карателей и жрецов, рыскавших под покровом ночи в поисках врагов и новых жертв для кровавых обрядов. 

Большинство населения смирилось с новой властью, а шаманы были слишком малочисленны и плохо организованы, чтобы открыто противостоять власти Паао. Ничего не оставалось, как уйти в дикие и неприступные места, скрывая свои жилища от большинства, оказывая помощь тем немногим, кому удавалось их найти. Все это еще больше ослабляло узы между членами клана. 


Образование 4-х Гавайских королевств

Итак, после восшествия на трон Пили Гавайи быстро стали изолированной территорией, прервавшей всякие связи с остальными народами Полинезии - и оставалась таковой в течение нескольких веков. 
Эта длительная эпоха в истории Гавайских островов была отмечена не прекращавшейся борьбой между местными вождями, или алиями, за новые земли и верховенство. 

В результате всё королевство распалось на четыре самостоятельных государства, располагавшихся на островах Гавайи, Мауи, Оаху и Кауаи во главе с местными королями. Другие маленькие острова часто становились самостоятельными государствами, но они были недолговечны, и в скором времени покорялись каким-нибудь из более сильных 4 королевств. Долгое время местными вождями предпринимались попытки объединить все острова, но все они оканчивались безуспешно (эта цель будет достигнута только при Камехамехе I).

Итак, к моменту открытия Куком Гавайских островов (1778г):
  •  Жрецы Ку удерживали жесткий контроль над территорией, хотя все острова были объяты междоусобными войнами. 
  • Клан Лоуно утратил практически все свои знания и опустился до роли нижней ветви жреческого сословия. 
  • А шаманы Кане превратились в загадочных отшельников, обитавших в районах, удаленных от прибрежной полосы. К ним обращались за советом лишь в случае крайней нужды и забывали о их существовании до следующего раза. 
И лишь на острове Кауаи шаманы сохранили незначительное влияние...
(продолжение истории см. "Камехамеха I и гавайские шаманы. Падение и подъем гавайского шаманства")

/статья написана в основном на базе главы "Падение и подъем гавайского шаманства", 
из книги шамана Сержа Кахили Кинга "Городской шаман"/








Комментариев нет:

Отправка комментария